Родился 9 мая (26 апреля) 1921 года на Украине, в Луганской области. Когда родители привезли его в Петроград, ему не было и двух лет. Боря воспитывался в аристократическом духе: занятия музыкой (игра на фортепиано), танцами, художеством. Юноша изучал языки, особенно хорошо ему давался немецкий, так как оттачивать разговорную речь можно было с немкой-гувернанткой.

Когда в 1936 году арестовали отца, Михаилу было 16 лет. В это время он учился в художественном училище, бывшем училище технического рисования барона фон Штиглица (позже – Ленинградское высшее художественно-промышленное училище имени Мухиной). Как сына врага народа, его тут же исключили, однако он успел «заболеть» творчеством. Вместе с однокашниками часто ходил в Эрмитаж, где им позволялось делать копии картин.

В 1941 году он находился при штабе городского ополчения. Как-то, сыграв на трофейном немецком аккордеоне, который с очередной вылазки ему принесли разведчики, охвалил его отменное звучание. «Не то что эти «дрова»», – сказал он, показывая на свой инструмент фабрики «Красный партизан». За свои музыкальные предпочтения Блощинский получил 15 лет по 58-й статье. Зимой 1942 года заключенных вывезли из Ленинграда и отправили на пароходе в Магадан по Северному морскому пути. Борис Блощинский прошел с десяток лагерей, был во многих местах: Комсомольск-на-Амуре, Владивосток, Находка, БАМ, Коми.

Тоска по дому была столь сильной, что Борис не выдержал. Ему удалось бежать из сибирского городка в Ленинград, где он смог побыть несколько недель. Поймали, срок накинули и отправили по этапу. Освободился он только в 1964 году и поехал в Ухту: о возвращении домой можно было только мечтать.

В Ухте бывший «сиделец» Евгений Маров, товарищ по несчастью, принял Блощинского в ЦДК в качестве художника-оформителя. Вскоре Борис Витольдович собрал джазовый ансамбль «Белые ночи» и стал его руководителем. В коллективе было порядка пятидесяти музыкантов и исполнителей! Маэстро-художник играл на фортепиано и аккордеоне. «Не было ни одной мелодии, которую он бы не смог исполнить. Ухта в то время была маленькой, аристократической и утопала в цветах. В рестораны ходили бывшие заключенные, интеллигенты. Он рассказывал мне, как один раз им заказали «Боже, царя храни» и они сыграли. Каждую неделю мы устраивали домашние «понедельники». В этот день музыканты собирались у нас и устраивали настоящий концерт. Боря очень любил симфоническую поэму Фибиха «Под вечер» и «Элегию» Массне», – вспоминает Вера Александровна.

Борис Витольдович отлично играл в шахматы, считался одним из лучших бильярдистов в городе, был заядлым рыбаком. В 1966 году родились его двойняшки Миша и Елена.

Сегодня работы художника хранятся в частных коллекциях в Петербурге, Москве, за границей. Когда-то в Летнем саду их покупали и новозеландцы, и японцы. При всем при этом, за всю творческую жизнь в Ухте прошла только одна его персональные выставка.

Похоронен в Ухте.

О Блощинском Б. В. на портале Национальной библиотеки.

Источники:

Историко-культурный атлас г. Ухты / Ред.-сост. Воронцова И.Д. – Сыктывкар: Коми респ. типография, 2009. – С. 451.

artru.info